Ошибка

Иван-дурак

1

Вот у таково-то короля сделан пир на весь мир. Вот он собрал людей на этот пир. «Кто желает на мой пир, прошу покорно». Вот он им объяснил. А был вот мужичок, у нево было три сына, два умных, а третий дурак, как и я, Созон. Получили они известье, что к такому-то времени являться к королю. Большой сын говорит отцу: «Отпустите, тятенька, меня, у нас капиталу хватит». — «С Богом, дитятко!» — «Вот я послушаю у нашего короля, какия у нево там ричи, порасскажу дома — знать станем, чево бают». Вот он приежжает туды к королю. Людей, Боже упаси, приступиться нельзя — только людей много! Вот он выходит, король, на балкон со своими товарищами, королями разных земель, были созваны. Вот он к им вышел, объяснил: «Вот, говорит, я вам держу ответ — загадки отгону. Моя дочь будет говорить загадки, кто отганёт, тому полцарства, а кто не отганёт, тому голова на плаху». Вот она вышла: «Загадывайте загадки». Никто не смиет выдумать: кто отганёт — смерть.

2

Вот и розъехались по своим местам опеть, так ничево никто не отвитил. Вот сын этот приежжает к отцу в дом. «Что, где слышал? Росскажи!» — «Слышал хорошо, говорит. Кто моей дочери загадку загинёт, если отгадает, тому голова на плаху». А Иван-дурачок, сопли на кулачок, сидит на пешном столбе: «Тятенька с маменькой! Отпустите меня». — «Куда ты, дурак, пойдешь на смех людям! И нам-то стыд с тобой!» — «Отпу´стите — уйду, и не отпу´стите — уйду´». Вот он поутру стал и отправлятса. Отцу говорит: «Дай лошадь». Отец ничево не даёт. Мать говорит: «Дай ему лошадь, клячонку, что воду возит». Взял он хвост загнул, кожу здёрнул и говорит: «Сороки, вороны! Вот вам от меня обед, а от отца нет».

3

Вот он отправился пешо´цьком. Подходит к этому цареву; людей — Боже упаси! Шабаш! Приступиться нельзя! Стоит сзади, поглядыват. Вот король вышел с разными королями; разные короли были собраны на совет. «Вот, цернь-от моя! Моя дочь будет загадки говорить. Цью, говорит, загадку отганёт, тому голова на плаху, цью не отганёт, тому полцарсва». Вот этот дурак услышал эти ри´чи. Вот далёко — взял шапку на костыль и машет. Вывешиваэт, мол, желаэт. Вот оне, эти короли, говорят: «Вот этот, видимо, желаэт. Отсторониться! Дать ему дорогу!» Весь народ отстронится, ему дорога дали. Вот он подходит к дому соплеватой, возгреватой, слиноватой. Вот сейцяс в дом ево приняли — сказано, каждаво принимать. Вот там он стоит. Короли все говорят: «Загадывай!» А он: «Ваше Королевство! Дайте мне подумать!» Вот ему дали на сутки думать. «Вас, говорит, много, я один». Вот он сутки гулял по городу и думал, и выдумал загадки. «Ну, говорят, загадывай!» Вот он и стал загадывать: «Ехал я на батюшке, сидел я на матушке, братом правил, сестрой погонял. Цто загадка?» — «Загадка, — говорят короли, — как не загадка, хороша штука!» У них до трёх было. «Загадывай другую». — «Нет, говорит, не торопитесь, дайте заклад за первую». Вот она с руки перстень именной ему и отдала. «Вот, говорит, шёл сюды я путём-дорогою, а у сторонки писк, ве´реск такой, что Боже упаси! Пошёл я, говорит, близко, огонёк так и пышет, жмея в нем сидит и стоном стонет, и извиваетца. Вот я её, говорит, пожалел её, руками голыми не смею захватить её, у меня был ножик вострый, я взял ножом и выкинул ее. Ну что, говорит, загадка ли?» — «Загадка!» — «Ну давайте мне заклад за вторую». Дали башмака с ног. «Ну, давай последнюю». — «Дайте подумать», — говорит Иван-дурачок. «Вот я шёл путём дорогою, у помешшика хлеб ростет такой, Боже упаси! У ево бык сорвался с ципи. Ну, в тот хлеб забрался и стал меть ево. Этот хозяин и посылает свою прислугу — ступайте, выгоньте быка, говорит! Он скот глуп, всё примнёт. Загадка ли?» — «Загадка!» — «Ну, давайте заклад». Дали. «Ну что? Я условие взял с вами до трёх загадок. Я заганул, теперь пора и за свадебку». Он сказал: «Надо по условию и венцаться». — «Ох! Какая беда!» — думают короли. «Один да заганул, все. Давайте-ка, мы давали тебе сроку, и ты нам дай. Есь у вас, — короли говорят, — зайцики заморьские?» —


«Есь». Вот ему дали на три сутки зайциков пасти. «Вот спаси зайциков!» Вот Иван-дурачок и задумалсы. «Вот где мне зайциков спасти!» И запечалился очень. «А дайте же мне сутоцки подумать!» Вот он там походил по городу сутки, купил плётку себе — пастух так уж. Вот они зайциков выпустят, а он и хлеснёт погонялкой. «Где, думают, ему спасти!» А он и сам не знает, куды убежали. Вот тебе место зайциков пасти в цистом поле! Попросил у них лошадёнку, кобылёнку. Вот он пасёт день. Взыграл в рожок, зайцики тут ево и уцюяли все. У них срок был на трое сутки, на четвертое домой являться. Без зайциков придёшь, так голова на плаху. Вот он двое сутки пас, а на третье они, значит, догадались, цто, мол, спасёт.

4

Вот оне межу собой с королями своими и сделал совет. Один и выдумал: «Подите и сходите, и купите у нево. Скоро придёт, Не зевайте». Вот оне видят: дело плохое — надо ехать купить зайцика. Цто ни дать, то и нужно дать. Вот они дома и думают: надо покупать. Сам не едет, ни мать, ни доцька. «Делать нечево, — говорит матка, — я сама поеду». Вот взяла денег, мешок наклала. «Поежжай!» Вот она подъежжает к нему. Вот он заиграэт во рожок, зайцики что начали делать, что Боже, упаси! Ей оцень понравились. «Пастушок-рожок! Продай мне одново зайцика». — «Да вот, говорит, отдале не торгуют. Подвигайся, я, говорит, тебя не съем». Вот она подумала, подошла лицё на лицё. «Скажи мне на одно слово: что зайцик стоит?» Он ей отвецяет: «У меня зайцики не продажные, заветные». — «Да какой у тебя завет?» — «А вот, — ставай раком, я тебя маком. Вот тогда твой зайцик будет». Вот она поглядела: никово нету, вот она стала раком. Вот зайцика ей дал. Она взяла этово зайцика, посадила в пазуху. «Слава тебе, господи!» Поотъехала она туды несколько далеко и здумала сама себе. Подняла ногу, посмотрела меж ноги. «Ой, ой, ой!» Она промеж ноги смотрела, зайцика и прокороулила, зайцик и убежал. «Ей, такая мать, зайцика прокороулила, с цем-то приеду!»

5

Вот приежжает домой. «Где зайцик?» — «А мало денег взяла. Поежжайте вы теперь любо´й». Сам не и´дет: доцька и говорит: «Поеду сама». Сама и здоби´лась. Ей денег дали и тово боле. Вот она отправилась за зайциком, покупать. «У меня денег много брякает». Подъежает. Он в рожок заиграл, зайцики цто стали делат, Боже упаси! Ей так понравились. «Продайте мне, любезный, одново?!» — «Отдале, говорит, не торгуют, подъежжай сюды». Вот она ему отвецает: «Сколько возьмёшь?» — «У меня зайцики не продажные, а заветные». — «А в цём завет?» — «Вставай раком, а я тебя маком». Она подумала — какой у тебя завет! Он платье ей загнул. Вот он делал, делал все цестно, благородно. «Вот на´ зайцика, держи кри´пче. Они теперь облиси´ли». Вот она поотъехала, посмотрела между ноги. «Ой, ой, ой! Цто наделал». Он в рожок заиграл, у ней зайцик и упал.

6

Приежжает домой, зайцика не везёт (матка знаёт). «Цто?» — «Да ницево, мало денег взяла». — «Ну я сам поеду». Здобился. «Взял денег много, теперь куплю!» А цто, королю на хорошей лошаде ехать нельзя — узнаэт. Вот ежели бы плохая лошадёнка-клячёнка! Вот он и поехал на этой кобылёнке. Подъежжает к нему. Он увидел, цто приехал, и заиграл во рожок. Прелесь. «Продайте вы мене´ одново!» — «Отдале не торгуют, подъежжайте ближе». — «Ну, сколько же ты за нево просишь, за зайцика?» — «А у меня не продажные, заветные». — «А какой у тебя завет?» — «Поцелуй восьмой номер! Соглашен?» — «Соглашен». — «Ну соглашен, так зайцик твой». — «Какой у тебя восьмой номер?» Он вынул свой… «А это твой, а ты поцелуй мой!» — «А какой у тебя-то?» Он взял у кобылы хвое, загнул хвое. «Что это, восьмой номер?» — «Восьмой». — «Ну целуй!» Вот он поглядел во все стороны, глядит. «Ай, придётся, говорит, прикладыватьсы». — «Давай, давай, целуй, а меня не задерживай. Мне пора идти». Вот он стал этак и те´нется.


«Не бось, не бось! Не съест! Прижимай ближе!» А сам со стороны смотрит — поцелует ли? И его по затылку хлесь! Ево голова туды и совсем. Он, ежели бы такая комиссия, всех перегадил бы. Вот он дал ему зайцика и поехал. «Слава господи! Умылся!» Идет и свою головушку расчасыват. Как расчасывал, а зайцик у нево опеть упал, как рожок заиграл. Домой без зайцика и этот соко´л.

7

Приежжает домой, и спрашивает жена: «Что? Купил?» — «Дороги, так нет». А те короли и думают: «Ишь, у короля и денег нет на зайцика. Дожил». Вот и смотрят. Идёт Иван-дурачок без зайциков. «Ой! Без зайциков, знать пропас!» Вот Иван-дурачок заходит на белый двор. Заиграл во рожок — зайцики тут и есь. «Обирайте зайциков! Ну, вот топерь надо за свадьбу приниматься». Вот он со своими королями и думат. «Да хошь бы из хресьян, да опытной был! На что походит этот-то!» Он всё своё: «Да, венцятся, за свадьбу приниматьца». Вот думали оне. «Што делать?» Один и придумал. «Есь у вас дубовая боцка? Раз басен полною накладёт, так венцять доцка, а не накладёт, голова на плаху».

8

Вот он им опеть. «Ладно, отгадывай первую загадку». — «Не торопитесь. Напишем сначала условия. Что с моей стороны правильно, то и с вашей было бы правильно». Вот заключили условие. «Ну топерь, Иван-дурачок, сказывай первую загадку!» Вот он им и стал сказывать: «Ехал на батюшке, сидел на матушке, братом правил, сестрой погонял. Загадка ли?» — «Ну, а как у тебя надлежит?» — «Дал лошадь батько, я на батюшке и ехал, на матушкины деньги седло купил, а на братовы узду, а на сестровы деньги погонялочку. Ну, так слушайте… Загадка?» — «Загадка». — «В боцку!» — «Давай вторую». — «А вот вторую: шёл я путем-дорогою, а у сторонки писк, вереск. Пошёл я близко, огонёк так и пышет, жмея в нем сидит и стоном стонет, и извиваетца. Я ее пожалел, руками голыми не смию захватить ее, у меня был ножик вострый, я взял ножом и выкинул ее. Загадка ли?» — «Загадка». — «Огонь — зло и жмея — зло; я зло злом вынял. А вот последняя загадка: шёл я путём-дорогой, у помешшика хлеб ростет такой, Боже упаси! У ево бык сорвался с ципи. Ну в тот хлеб забрался и стал меть ево. Хозяин и посылает свою прислугу: ступайте, выгоньте быка, он скоро всё примнёт. Загадка ли?» — «Загадка. Ну, а как у тебя надлежит?» — «Я в добре добро видел, добром и выгнал. Я подошёл не матюгом, не злом, а добром ево и выгнал. Ну, что верны ли у меня загадки?» — «Верны, правильны». Все и подписались.

9

«Ну што, вы меня отрядили зайциков пасти?» — «Отрядили». — «Дали вы мне на трое сутки зайциков пасти? Зайциков ежели спасёшь — обвенцяем; не спасёшь, так голова на плаху? А что, ты ко мне приежжала, ко мне зайциков покупать?» — «Приежжала, говорит, приежжала». — «Да ты что? Говори смеляя. Я тебе отвечал, что зайцики не продажные, а заветные? Правда?» — «Правда». — «Положь-от ее в боцку!» Потом говорит доцке: «Ты приежжала?» — «Приежжала». — «Говори смеляя! Говорила, что продай зайцика мне одново?» — «Говорила». — «Я тебе отвечал, что зайцики не продажные, а заветные? Я тебе говорил — вставай раком, а я тебя маком? И ее в боцку». Вот до самово дела доходит. «Цюр, цюр! Полна боцка! Надо венцать доцка!»

Примечание
Печать