Иван-дурак

1

В некотором царстве жил старик со старухой. У них были три двое умных, а третий дурак-Иван. Жили очень бенно; даже коровы не было, ни лошади. Толе рошша вырошшена. Отець свёл этих сыновей в эту рошшу. «Ну што, детки, с этой рошшей будем делать?» — «А вот што, тятенька, срубить ею на сучья и потом сжечь это сучьё, и выпрятать. И потом наснять. Может быть, Бог нам што-нибудь даст». Ну, ланно. Отець расположился тяк што детки умно сказали. «Так и надо сделать!» Потом отець взял Ивана-дурака и свел ево также в рошшу. «Ну, што, Ваня, с этой рошшей будем делать?» — «А вот, тятенька, береза стоит — вила славные будут сено метать». Отець сказал: «Дурак, дурациство и нашёл!» Так с дураком и домой пошли. Потом эти сыновья взяли срубили эту рошшу; вы´жгли ею´ и выпрятали. Надо сиять, а семян нету никаких и цапать не´ на ком: лошадей нету. Походили, походили и нигде ничево не могли найти — ни лошади, ни семян.

2

Потом дурак смотрел, смотрел эти порядки и сказал отцу «Позволь-ко, тятенька, сходить мне в эту рошшу, я схожу и за сию». Отец сказал: «Ступай, дурак, подурачь, может, вилы вырубишь!» Вот дурак пришёл в это сучьё и закричал дурным матом: «Дедушка лесной! Дай лошадки, сохи и бороны, семян — и пополам розделим!» Вдруг дедушка лесной идёт и ведёт лошадку и борону железную и всё; потом запрягли эту лошадку, сцепали это сучьё, пенье собрали и в груду оклали. И насеяли репы. И потом заборонили — сделали словно столову´ю доску, хоть колесом кати. Потом Иван благодарил этово дедка. «Ну, ланно, говорит, благодарю тебя за труды. Што выростет — пополам розделим.» Вот дурак приходит домой, отцу объясняет: «Пойди-ко тятенька, посмотри, что я сделал!» Отець справилсы, пошёл в сучьё, посмотрел и даже головой помотал, што сделалось тут. Потом пришел домой, своим глазам не верит — што это дурак сделал!

3

Стала эта рёпка рость порядошная, стали ходить воры, воровать эту рёпу… Потом отец стал говорить сыновьям: «Не на то труды клали, штобы пользоваться людям, — надо вора поймать, покараулить.» Сыновья собрались вместе и кинули жеребья, кому сперва идти караулить первая ночь. Досталась первая ночь большаку-брату караулить. Большак-брат сошёл в сучья и наклал огня, и проспал всю ночь, и вора не видал. Пришёл домой, отцу объясняет: «Всю ночь проспал и вора не видал; продрог весь!» На вторую ночь сошёл середний брат; то же самое — наклал огонька и всю ночь проспал. Тоже вора не видал. Пришёл, отцу объясняет: «Всю ночь караулил и вора не видал!» На третью ночь Иван-дурак отправляетса и говорит: «Вот, тятенька, я пойду и вора поймаю!» Вот Иван-дурак пришёл в сучьё, наклал огонька и полежал до полночи; вдруг приходит дедушка лесной, роскинул веретишшо и давай теребить. Потом Ваня скочил и давай ему пособлять; вот натеребили это веретишшо, а он знает, што теребит. А дедка говорит: «Полно, Ваня, полно!» А тот знает, што теребит. «Ну, говорит, Ваня, спасибо, я за свои труды взял все, больше никто не придёт у тебя репки воровать. Топерь пойдём, говорит, Ваня ко мне в гости«. — «Ну, пойдём».

4

Взял это веретишшо, посадил Ваню на нево и понёс ево домой. Потом говорит: «Вот, Ваня, я пойду домой, а ты погостишь у меня сутки трои; мой отець будет тебя золотой казной дарить, а ты золотой казны не бери, а проси у нево золоту огнивку и булат-кремешок. Он охнет: «Зацем, Ваня, ты это принимаешь? Жалко, да уж дам тебе, Ваня, так и быть». Вот принёс ево дедка в своё жительство, а там встречает ево отець дедка: «Прошу в гости, Ванюшка!» Вот этот Ваня трои сутки гостил у этово дедки. Потом стал направлятсы домой, а дедка и говорит: «Возьми, Ваня, золотой казны сколько хочешь». А Ваня сказал в ответ: «Нет, дедушка, не надо мне золота´ казна — у меня своей много, а дай мне золоту огнивку и булат-кремешок». Дедко охнул, да делать нецево. «Жаль, говорит, мне огнивка, да дам уж тебе». Вот дедко дал ему золоту огнивку, а этот дедко посадил ево опять в веретишшо и принёс в репишшо.



Внимание, откроется в новом окне. PDFПечать
Нашли опечатку или несоответствие? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.
Бежевая скала фасадная панель файнбир.