Царевна-странница

1

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь с царицей. Не было у них детей. Приехали придворные в гостиницу и разговаривают: «Все бы в нашем царстве хорошо, только у государыни детей нет». И сидит странник-пророк. «Нет, говорит, ваша государыня в тягости!» — «Как ты говоришь? Мы всегда при дворе царском, да не знаем». — «Нет, говорит, она родит дочь и, как пятнадцать лет ей минет, она будет везде летать-странствовать!» — «Что за пророк такой!..» Сейчас его схватили, заперли в чулан. Приезжают они к государю, докладывают, что «поехали мы вчера домой, заехали в гостиницу, встретили там пророка, пророчит, что у вас родится дочь и в пятнадцать лет будет везде летать-странствовать!» — «Привести его сюда!» Привели его к государю. Он, что тогда говорил, и тут то же сказал: «Посадить его в темницу на пятнадцать лет!»

2

Через несколько времени царица и говорит царю: «Чувствую, говорит, я, что я в тягости!» И приказал царь в земле выстроить комнаты, чтоб она (дочь) там жила, день и ночь все с огнем и чтоб мужского пола не видала. Родилась дочь, как окрестили ее, так в земле и держали. И государь приказал, когда она почивает, докладывать ему; ему доложат, он придет и посмотрит на ее красоту, и такая красота, что ни вздумать, ни взгадать. Так растет она не по дням, а по часам. Разные мамзели из разных земель учат ее, ходят за ней — день и ночь все с огнем — и не дают ей знать, что мужчины есть на белом свете. Время идет, становится ей пятнадцать лет.

3

Сделался у государя бал; и такое множество гостей. Нянюшки, мамушки пошли туда обедать: всякому хочется посмотреть, а она (царевна) почивала; проснулась, пошла ходить. А дверь-то последнюю не затворили, свет-то и видно; видит она необыкновенный свет. Она так удивлялась, горько плачет! Вышла на двор, смотрит на всех так зорко. Видит: калиточка в сад, она пошла туда. Пошла в сад дальше и дальше, зашла в такую трущобу, сидит и плачет.

4

Пришли назад барыни-мамзели: нет царевны, царевна бежала!.. «Ах, батюшки!.. Кучера, не видали ли кого?» — «Стояла, говорят, какая-то барышня на крыльце, все плакала; пошла, говорят, в сад». Бросились все в сад; искали, искали, нашли. Эдакая радость! Стали ее уговаривать: «Пойдемте в свою комнату!» — «За что же, говорит, я сижу, не вижу дневного света?» — «Не только вы, говорят, но вот такой-то царский сын так же сидит: на него никто женского пола не может смотреть!» Утешилась она этими словами, пошла домой. «Вот, говорят, сегодня папашенька ваш уедет, мы вам все покажем».

5

Уехали государь с государыней, эти мамзели ходили, ходили с ней (царевной) по дворцу. Видит она: лежит в клетке жар-птица мертвая, спрашивает, что это такое. «Так, говорят, она целый день спит крепко, а по ночам на ней папашенька летает». Идут дальше, отперли кабинет. Там множество портретов. Она и спрашивает: «Который же портрет того-то царевича?» — «Да вот, говорят, закрытый-то!» Открыла она, ахнула. «Может ли, говорит, быть такая красота?» И задумала она тут лететь к этому царевичу на жар-птице. Пришла домой, легла с вечера почивать рано, заснула. Вдруг все видят, что она почивает, легли спать.

6

Приходит полночь. Встала царевна, взяла пучок цветов, тихонько вышла. Часовые окликают: «Кто идет?» — «Царевна!..» Пропустили ее, прошла во дворец, прямо к жар-птице; жар-птица огромная сидит, крыльями машет. «Я, говорит, к тебе, жар-птица; нельзя ли мне вот туда-то слетать?» — «Ну, говорит, это первая твоя просьба, послужу тебе, послужу!..» Села царевна на нее, полетели; летели, летели, прилетели в огромный лес, там два града каменных и двенадцать человек солдат на часах друг дружку перекликают. Как свистнула жар-птица, все эти часовые подпадали… Жар-птица на окно влетела, а он (царевич), как книжку читал, так и заснул. И он во сне чувствует и будто видит эту красоту… Она его всячески тревожила, будила… Нет, почивает крепко.



Внимание, откроется в новом окне. PDFПечать
Нашли опечатку или несоответствие? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.